a_marko: (Default)
[personal profile] a_marko





         Одна из особенностей мировоззрения о. Леонида (Цыпина) - отсутствие четкой границы между богословием и наукой: одно плавно перетекает в другое. Причем это перетекание - не столько следствие незнания научных фактов и концепций (как это обычно для неокреационистов), сколько прямое следствие его философии. И он пытается обосновать его, используя концепцию ID и святоотеческие представления. Возражения по первой части см. ниже, про вторую надеюсь еще написать. Используемые источники: А.А. Оскольский
 "Концепция ID (Intelligent design) как версия телеологического доказательства бытия Бога", С. Худиев "Некоторые проблемы теории Intelligent Design"
 

 

Из книги «Вселенная, космос, жизнь: три Дня Творения»:

 „«Фома Аквинат установил то „равновесие” между верой и знанием, которого требовала и ждала его эпоха, — он просто уступил знанию (философии) всю территорию того, что может быть познаваемо „естественным разумом”. [...] Аквинат же своим решением вышел уже на новый путь и тем надолго разрешил для Запада трудную тему о соотношении внерелигиозного знания и веры, ибо создал возможность мирного их сосуществования, наподобие соотношения двух этажей здания: есть этаж „естественного” (внерелигиозного) познания, но есть и следующий этаж — религиозного познания. Это открыло новый путь для чисто философского [и научного, — добавим мы] творчества, которое не просто стало обходиться в дальнейшем без религиозного обоснования („верхнего этажа”), но постепенно вышло на путь полной автономии, возводимой отныне в принцип». ”

 

Насколько можно судить по приведенной цитате, именно такое соотношение двух способов познания позволяет им сосуществовать, не мешая друг другу выполнять свои задачи. Религиозная истина при этом не считается источником информации об устройстве мира — она дает только знание о Боге, его участии в Творении и человеческой жизни. И наоборот, естественные науки не рассматриваются как основополагающий ориентир в метафизических вопросах — существовании Творца, месте человека в мироздании, понятиях о добре и зле. Автор, однако, критикует взгляды Аквината, считая, что они не соответствуют тому пониманию роли научного познания, которое сложилось у православных богословов (св. Василия Великого, св. Григория Паламы). Нижеследующий текст — попытка разобраться, в чем же автору видится несоответствие и есть ли оно?

 Отец Леонид Цыпин работал в области теоретической физики, в частности ОТО. Поэтому неудивительно, что его отношение к научному познанию в корне отличается от того, которое наблюдается у всевозможных неокреационистов. Автор ничуть не отрицает возможностей изучения развития вселенной и жизни и считает, что диалог с естествознанием принципиально важен для богословского осмысления Шестоднева. Так, он провел очень интересное сопоставление новейших данных о происхождении вселенной с повествованием начала книги Бытия и его святоотеческим истолкованием. 

Однако, используемые им для сходных целей биологические сведения нередко крайне ненадежны, а в значительной степени и полностью ошибочны, так как почерпнуты из популярной западной антиэволюционистской литературы. Впрочем, это не отменяет достоинств общего подхода автора и поддается исправлению.

Другое дело, что наравне с наукой в общепринятом смысле автор принимает и так называемую концепцию ID, противоречивую по своей сути. Предлагая объяснения неизвестных явлений природы (происхождения сложноорганизованных объектов различного уровня, и прежде всего — жизни), ID одновременно вводит в картину мира дополнительные сущности (разумных агентов, как их именуют по причине декларируемой «свободы от религии»), существование которых также ничем не подтверждено. При этом происхождение самого разума не обсуждается: его не относят ни к «естественным» (т.е. появившимся в мире в ходе познаваемых природных закономерностей), ни к «искусственным» (появившимся в результате «разумного конструирования») объектам.

Однако, единственный известный науке разум — разум человека — с точки зрения науки вполне может рассматриваться как естественный объект. Философские проблемы, связанных с вопросом о природе человеческого сознания и возможностях ее научного постижения, безусловно, существуют, однако сама по себе способность к созданию сложных («искусственных» по терминологии ID) объектов, которую в этой концепции и называют «разумом», не может рассматриваться как нечто непознаваемое в принципе.  Напротив, сравнительная этология демонстрирует постепенное развитие этой способности (которая, кстати, вовсе не требует наличия разума как такового) в животном мире: сложные постройки животных вполне соответствуют критериям «искусственных объектов», предлагаемых сторонниками ID. Таким образом, ее эволюцию можно изучать наряду с эволюцией других поведенческих признаков. О принципиальном сходстве механизмов создания сложных объектов («творчества») природы и человека писал К.А. Тимирязев (статья «Творчество природы и творчество человека»).

Таким образом, для науки разум — одно из естественных явлений, сформировавшихся в ходе эволюции жизни. Отказ от каких-либо гипотез о происхождении разума приводит ID к допущению возможности существования разума вне жизни (известной нам или подобной ей) — именно это допущение и позволяет говорить о «разуме, создавшем жизнь». Фактически, это версия телеологического доказательства бытия Бога, логическую несостоятельность которой обосновал И. Кант.

Необходимо отметить, что вера в «разумный дизайн» (как некое абсолютно непознаваемое и неописуемое в терминах естественных процессов вмешательство) тех искусственных объектов, происхождение которых нам действительно неизвестно, хотя и выходит за рамки науки, но в то же время не противоречит имеющимся научным данным как таковым (ссылка). В этом смысле научный метод и ID могут быть совмещены в картине мира конкретного человека, в том числе ученого. Правда, концепция ID обладает отрицательной эвристической ценностью — смысл дальнейшего изучения явлений, объявленных актами ID (т.е. по сути сверхъестественными), не очень понятен.

Но что, все-таки, заставляет людей обращаться к представлению об ID? Видимо, одна из главных причин — неверие в возможности естественных наук. И его нельзя назвать совсем уж необоснованным — проблема происхождения жизни действительно занимает людей уже долгое время, но по-прежнему очень далека от ясности. Правда, шаги к решению уже сделаны, поэтому сторонник возможности абиогенеза может резонно заметить, что наши знания о происхождении жизни все же не равны нулю.

Однако, на примере о. Леонида Цыпина, да и других христиан — сторонников ID, очевидно, что главные основания для постулирования ID они находят все же в религиозном учении о творении мира. С их точки зрения, некоторые явления в развитии мира должны считаться исключительно чудесными.

Здесь следует уточнить, что именно здесь понимается под чудом. В известном смысле, с точки зрения верующего человека чудом является весь мир — так как он создан Богом, не может существовать без Него, подчиняется данным Им законам и «живет», развивается в соответствии с Его волей. Однако, в более узком смысле, в котором я буду употреблять это слово далее, чудо — это явление, которое противоречит «фундаментальным законам природы». Но это необходимое условие еще не достаточно для того, чтобы назвать что-либо чудом: ведь полнота наших знаний о явлениях мира, равно как и само существование общезначимых закономерностей, не могут считаться чем-то «научно доказанным». Поэтому для науки неизвестное явление — не чудо, а всего лишь еще один объект для изучения. Представление о чудесах принципиально лежит вне науки.

С точки же зрения верующих, чудесное явление должно быть еще и принципиально неописуемыми в терминах естественных процессов, а также происходящим в соответствии с волей сверхъестественной силы (которая может быть и злом, как знамения лжепророков и антихриста). Первое из этих условий явно указывает на то, что научное изучение чудесных явлений невозможно, хотя сами границы чудесности (что считать чудом, а не новым явлением природы) — вопрос веры. Второе подчеркивает невозможность повторяемости чуда (поскольку его осуществление определяется свободным произволением разумных существ), что усугубляет его научную непознаваемость. С точки зрения христианства, Божественными действиями, соответствующими узкому определению чуда являются, например, Воскресение Христа, пророческий дар, описанные в Евангелиях случаи исцелений.

Как пишет о. Леонид, понятие о Божием Промысле очень близко к понятию чуда. Как и чудо, промысел ведет к осуществлению Божественного замысла о мире и человеке. Как и в случае чуда, мы не знаем и не можем знать (в естественнонаучном смысле) “механизма” воздействия Бога на материальный мир. Но здесь нарушения материальных закономерностей не происходит: закономерности высшего, духовного порядка проявляются через их посредство. В объективном описании внешняя сторона промысла может рассматриваться и как причинно-следственные связи, и как случайность, и поддается таким образом научному изучению. Однако истинное содержание промысла открыто только верующему — в этом еще одно сходство с чудесным явлением в узком смысле.

Концепция ID не занимается объяснением чудес. Однако сами постулируемые ею акты ID  практически равнозначны чуду в понимании верующего. В религиозных интерпретациях концепции они называются чудесами прямо. Объяснение неизвестных явлений науки через Писание именуются «синтезом богословия и науки». Глубина этого синтеза может быть различна и зависит главным образом от глубины научных познаний автора: от объявления чудесным явлением всего развития мироздания у «младоземельных» неокреационистов до признания чудесности лишь ключевых и наименее изученных этапов этого развития у собственно ID-еров. Вопрос об обоснованности подобных представлений заслуживает отдельного рассмотрения. В книге о. Леонида содержится немало обоснованных доводов в пользу того, что развитие мира вполне может рассматриваться как проявление Промыла, и это вовсе не противоречит сути святоотеческого подхода к толкованию Шестоднева. Пока лишь замечу, что само стремление сделать творение мира «чудесным» легко ведет к превращению Творца в «бога для дырок» («god in the gap») – представления о том, что Божественная воля  проявляется исключительно в непознаваемых чудесных актах, тогда как естественные явления происходят «сами по себе». Но «сами по себе» они происходят только с точки зрения материалистов. К. Льюис в книге «Просто христианство», пускай и по несколько другому поводу, приводит весьма подходящий пример: архитектор не может быть частью построенного им здания, он не может быть стеной или камином. Его замысел и воля, определяющие вид здания, пребывают вне самой постройки. Так почему бы не признать, что и воля Бога проявляется во всем универсуме сразу, а вовсе не выполняет отдельных технически сложных функций?

Что же такое «закон природы»? С точки зрения верующих — это некое правило, установленное Творцом. Ведь без «правил» не было бы и явлений материального мира как таковых. Любое явление или предмет — это совокупность свойств, которые, в известном смысле, неизменны. Что бы означало понятие «железо», если бы, скажем, его удельный вес, электропроводность и восстановительная способность все время и непредсказуемо изменялись? Очевидно   — ничего. В этом, кстати, один из аргументов о. Леонида против неокреационистов: настаивая на «буквальном» понимании Бытия, они, в то же время, предполагают, что материя, по сути, не обладала известными нам теперь свойствами. Что и позволяет «втиснуть» описываемые явления в «требуемые» 24 ч: "Предположение, что творение произошло за шесть промежутков времени по 24 современных часа, фактически эквивалентно утверждению о шести промежутках по 2,4 часа, или по 0,24 часа, или, скажем, даже одного года, - этого все равно очень мало, чтобы быть историей. Здесь, по сути, нет отличия от мгновенного творения, потому что события происходят слишком неестественно - невероятно быстро, никаким образом не соответствуя всем известным нам и мыслимым законам природы. Это скорее демонстрация символов событий, а не сами события, - по крайней мере, такие, как мы их знаем или какими можем понимать. <...> И если не только современные законы природы, да и вообще какие-либо законы должны были быть "выключены" в течение Дней Творения, тогда в чем состоит историчность Дней? В целом же, исторический подход к толкованию Шестоднева требует признания значительной длительности Дней Творения. Вы скажете, что православные "креационисты" ссылаются на Отцов. Но если мы посмотрим на святоотеческие мнения внимательно, то воду Дней Творения они считали обычной водой (а не безмассовой и сверхтекучей жидкостью, как это следует из сказанного выше), траву - травой, зверей - зверями и т. д. Другими словами, Отцы считали все происходящее во время Дней Творения реальностью, кроме самих, безусловно, чудесных, актов творения, созидающих, однако же, естественные законы. Другое дело, что Отцы не могли оценить фундаментальность тех или иных законов, а также планетарный масштаб событий, что стало науке ясно лишь во второй половине ХХ века."

Хороший пример на эту тему привел [livejournal.com profile] ivanov_petrov. Посмотрим на руку. С точки зрения физиологии, движение руки – следствие сокращения мышц под влиянием нервных импульсов. В то же время оно – следствие нашей воли, и это последнее никак не противоречит первому: нет смысла отрицать наличие мышц в руке. Развивая эту аналогию, можно отразить распространенный аргумент «глобальных эволюционистов» — почему развитие жизни выглядит как случайный поиск, с тупиковыми ветвями и «нефункциональными» линиями, если оно направляется Божественной волей? Объяснить это можно тем, что воля Творца проявляется посредством установленных им законов — эту мысль развивают многие из Отцов, которых цитирует о. Леонид. Представим себе человека, вставляющего штепсель в розетку. Допустим, для наблюдения нам доступна только рука со штепселем. Вставляя штепсель, рука в действительности совершает  множество «случайных блужданий», в силу устройства кисти ее движения не могут быть абсолютно точными.

Материалистическая точка зрения на процесс будет такой: в соответствии с законом природы № … рука со штепселем движется по направлению к розетке, дойдя до нее, из множества случайных вариантов в конечном счете отбирается один, в наибольшей степени обеспечивающий продвижение руки в этом направлении. Так совершается кажущееся целесообразным действие, а в действительности у руки не было цели — ведь на подходе к розетке она совершила много лишних движений, вместо того чтобы вставить штепсель сразу.

Но в действительности тот же самый процесс можно описать и с привлечением понятия цели. Воля «хозяина руки», которая в силу ограничений познавательного метода нам недоступна (как недоступна науке воля Бога), определила руке двигаться в определенном направлении. Это направление было таким, что, в конечном счете, должно было привести к предопределенному действию. Само действие, в силу устройства руки, не могло быть абсолютно предопределенным, поэтому потребовались «случайные блуждания». Их наличие никоим образом не отрицает, что у двигающего рукой был вполне определенный замысел.

Так снимается один вопрос, но появляется другой — почему устройство «руки» (природы) таково, что требует «случайных блужданий» (эволюции в том виде, в каком мы ее знаем)? Почему всемогущий Творец не сотворил абсолютно точной руки? Но это тема для отдельного размышления. Пока есть такие соображения. Во-первых, по учению св. Максима Исповедника, материальное воплощение посылаемых в мир Божественных энергий (логосов) неизбежно менее совершенно самих логосов — и это не следствие грехопадения человека, а неизбежное соотношение Творца и творения. Во-вторых, каждый акт случайного блуждания с точки зрения Творца может иметь самостоятельную ценность, независимую от ценности конечного планируемого действия: в биологии под целесообразностью понимается соответствие формы и функции. В таком поимании говорить о "всеобщей целесообразности" неверно, т.к. приспособленность всегда относительна. Но если под целью существования организмов иметь в виду не выживание, а Всеобщее Благо, как оно понимается в богословии (т.е., видимо, обожение человека и через него - всего мироздания), то и "нецелесообразные" в биологическом смысле формы могут априори считаться целесообразными с точки зрения богословия (сотворены Богом, следовательно, целесообразны). Мы можем отчасти постичь эту целесообразность, изучая природу и механизмы ее существования; причем этот путь более надежен, чем путь эстетической характеристики мира. В то же время, даже абсолютно нецелесообразные с точки зрения науки формы (например, тупиковые ветви эволюции) должны считаться целесообразными в высщем смысле - просто мы не понимаем их "функции". В конце концов, любые "целевые" истолкования в конечном счете упираются в волю Творца - в случае "бессмысленных" форм они сделают это раньше, в случае "осмысленных" - позже.

     Один из богословских аргументов в пользу ID — это употребляемое в исходном еврейском тексте Бытия слово «бара». Оно обозначает творение из ничего (в отличие от «аса», которое может быть переведено как «упорядочивание», «формирование», т.е. творение из чего-то уже существующего) и в других местах Библии действительно связано с чудесами. В Бытии оно употреблено трижды: в первом стихе о творении «неба и земли» (духовного и материального миров), в повествовании о сотворении животных, и, наконец, о сотворении человека.  Здесь, я думаю, возможно такое понимание. Во всех трех случаях идет речь о появлении чего-то принципиально нового, причем чего-то такого, что невозможно познать посредством научного метода. С появлением мира в целом и человека все более-менее ясно. С животными сложнее. Возможно, появление психической жизни приводит к появлению психофизической проблемы, проблемы "бытия-для- себя" и связанной с ними непознаваемости?

(no subject)

Date: 2010-03-15 10:38 am (UTC)
From: [identity profile] sergeyhudiev.livejournal.com
Спасибо, очень интересный текст. Правда, мне тут сложно высказывааться, так как самой книги о.Леонида я не читал.

(no subject)

Date: 2010-03-15 10:42 am (UTC)
From: [identity profile] a-marko.livejournal.com
Спасибо Вам, что прочитали :-) В книге лучшая часть - обзор святоотеческих представлений о Творении в контексте естественнонаучной апологетики. Больше такого никто не писал, насколько я знаю. Так что она категорически рекомендуется к прочтению.

(no subject)

Date: 2010-03-15 08:58 pm (UTC)
From: [identity profile] trombicula.livejournal.com
Хороший пример на эту тему привел ivanov_petrov. Посмотрим на руку. С точки зрения физиологии, движение руки – следствие сокращения мышц под влиянием нервных импульсов. В то же время оно – следствие нашей воли

Насколько я помню, это еще платоновский пример, из "Апологии Сократа".

(no subject)

Date: 2010-03-16 11:00 am (UTC)
From: [identity profile] a-marko.livejournal.com
Ага, спасибо, нашел этот отрывок:

На мой взгляд, это все равно, как если бы кто сперва объявил, что всеми
своими действиями Сократ обязан Уму, а потом, принявшись объяснять причины
каждого из них в отдельности, сказал: "Сократ сейчас сидит здесь потому,
что его тело состоит из костей и сухожилий и кости твердые и отделены одна
от другой сочленениями, а сухожилия могут натягиваться и расслабляться и
окружают кости - вместе с мясом и кожею, которая все охватывает. И так как
кости свободно ходят в своих суставах, сухожилия, растягиваясь и
напрягаясь, позволяют Сократу сгибать ноги и руки. Вот по этой-то причине
он и сидит теперь здесь, согнувшись". И для беседы нашей можно найти
сходные причины - голос, воздух, слух и тысячи иных того же рода,
пренебрегши истинными причинами - тем, что, раз уж афиняне почли за лучшее
меня осудить, я в свою очередь счел за лучшее сидеть здесь, счел более
справедливым остаться на месте и понести то наказание, какое они назначат.
Да, клянусь собакой, эти жилы и эти кости уже давно, я думаю, были бы
где-нибудь в Мегарах или в Беотии, увлеченные ложным мнением о лучшем, если
бы я не признал более справедливым и более прекрасным не бежать и не
скрываться, но принять любое наказание, какое бы ни назначило мне
государство.
Нет, называть подобные вещи причинами - полная бессмыслица. Если бы кто
говорил, что без всего этого - без костей, сухожилий и всего прочего, чем я
владею, - я бы не мог делать то, что считаю нужным, он говорил бы верно. Но
утверждать, будто они причина всему, что я делаю, и в то же время что в
данном случае я повинуюсь Уму, а не сам избираю наилучший образ действий,
было бы крайне необдуманно. Это значит не различать между истинной причиной
и тем, без чего причина не могла бы быть причиною. Это последнее толпа, как
бы ощупью шаря в потемках, называет причиной - чуждым, как мне кажется,
именем.


В отличие от него, Анаксагор вводил Ум лишь тогда, когда не знал механистических причин - IDer этакий :)

July 2012

S M T W T F S
12 3 45 6 7
8 9 10 11 121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags